Верховный суд проценты по кредиту

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Ход ва-банк. Верховный суд РФ защитил гражданина от обмана при выдаче кредита

Результаты спора заемщика и банка о том, с какой суммы кредита гражданин должен платить процент, недавно пересмотрела Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

Разъяснения высокой судебной инстанции по конкретному делу могут оказаться полезными для тех граждан, которые обращаются в банк за кредитом или уже его выплачивают.

Все началось с того, что житель Курганской области попросил у банка кредит в 1 миллион 200 тысяч рублей. Банк кредит дал, но сделал это очень хитро. Банкиры из суммы кредита, что называется, «не отходя от кассы», удержали «единовременную комиссию по операциям с использованием ПК в устройствах банка в размере 20 000 рублей и 180 000 рублей — в качестве вознаграждения за сбор, обработку и техническую передачу информации, связанную с распространением на заемщика условий договора страхования».

Проще говоря, вместо миллиона двухсот тысяч заемщик получил на руки миллион, а вот возвращать кредит с очень немалым процентом, ему, судя по договору, надо было с миллиона двухсот.

Точной статистики таких удержаний с кредитов нет. Но подобные действия банка стали почти стандартом в их общении с клиентами-заемщиками.

Однако в нашем случае клиент банка оказался принципиальным. Недовольный гражданин сначала выплатил весь кредит, а потом пошел в суд с иском к банку по поводу неправильных, на его взгляд, удержаний. И победил. Судом взимание платы за перечисленные услуги банка было признано незаконным. И с банка в пользу заемщика были взысканы те самые 200 000 рублей, которые у него отняли.

Любой гражданин имеет право требовать возмещения убытков. В том числе и тех, которые он понес, погашая кредит с неправильными процентами

Но на этом наш герой не успокоился. Гражданин справедливо предположил, что банк начислял ему процент не на миллион, который он в действительности получил, а на миллион двести тысяч. Заемщик написал банкирам вежливое письмо с просьбой о перерасчете суммы долга и выдать ему новый график платежей. Получил отказ. Тогда упорный заемщик попросил суд в новом иске взыскать с банка переплаченные проценты — 332 661 рубль.

А также 5 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда, 2 тысячи — за возмещение судебных расходов и штраф за «неисполнение требований потребителя».

Банк с иском не согласился и попросил суд клиенту отказать по причине пропуска им срока исковой давности.

Но Шадринский районный суд Курганской области встал на сторону гражданина. Хотя несколько уменьшил суммы. Суд взыскал с банка в пользу истца убытки, «понесенные в связи с уплатой процентов» — 116 114 рублей, 500 рублей морального вреда, штраф, за нежелание банка добровольно пойти на встречу клиенту — 58 057 рублей, 2 тысячи возмещения судебных расходов . Всего — 176 672 тысячи рублей, плюс с банка суд взыскал госпошлину. Банк это решение оспорил. Апелляция в лице областного суда изменила решение и снизила размер убытков и штрафа до 71 291 и 35 895 рублей соответственно. Уменьшил облсуд и размер госпошлины.

Но заемщик на такой компромисс не пошел, а пошел дальше и выше — в Верховный суд РФ.

Там дело изучили и сказали, что областной суд допустил ошибки, вынося свое решение.

В материалах дела Верховный суд увидел следующую картину. Гражданин взял кредит весной 2014 года и должен был его выплачивать до весны нынешнего года. Кредит в 1 200 000 рублей банк дал под 22,9 процента годовых. Ежемесячно заемщик должен был платить 33 755 рублей. Но на руки он получил от банка всего миллион рублей. Оспорил гражданин незаконные удержания в 2015 году, но это решение банк выполнил весной 2016 года. А летом того же года заемщик полностью выплатил кредит и вот тогда пошел в суд, со своими требованиями, что дали ему миллион, а проценты брали как с миллиона двухсот.

Суд первой инстанции исходил из того, что с весны 2014 года по весну 2016 года банк «неправомерно начислял проценты на денежные средства в размере 200 000 рублей, суммы кредита, фактически не предоставленной истцу при заключении договора». Из этого райсуд сделал вывод, что «сумма процентов, исчисленных ответчиком на сумму основного долга в размере 200 000 рублей, оплаченная заемщиком, является убытками истца, понесенными им в связи с ненадлежащим исполнением обязательств ответчиком». По решению райсуда размер переплаченных процентов за два года, пока гражданин гасил кредит, составил 116 114 рублей. Истец с таким подсчетом согласился.

Апелляция же прислушалась к доводам банкиров о том, что заемщик пропустил срок исковой давности. Областной суд привел в качестве своего аргумента решение пленума Верховного суда (№ 43 от 29 сентября 2015 года) . На пленуме говорилось о сроках исковой давности. Вспомнил и обзор судебной практики по делам, связанным со спорами по кредитам. И сказал, что переплаченные проценты надо взыскивать только за трехлетний период, «предшествующий подаче иска». Отсюда новая цифра — переплаченных процентов надо взыскать с банка всего на 71 291 рубль. Да и штраф также уменьшить. С таким расчетом Верховный суд не согласился и объяснил, почему.

Верховный суд начал разъяснения с Гражданского кодекса. Там в статье 15 говорится, что человек, чье право нарушено, может требовать полного возмещения убытков. Под убытками закон понимает «расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрат или повреждение имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях».

Вместо миллиона двухсот тысяч заемщик получил на руки миллион, а вот платить проценты по кредиту пришлось с миллиона двухсот тысяч рублей

В 196-й статье Гражданского кодекса сказано, что общий срок исковой давности составляет три года. А в 200-й статье того же Кодекса записано, что «течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права».

Применительно к нашему спору, сказал Верховный суд, убытки у заемщика возникли в момент уплаты каждой из сумм в счет погашения долга, поскольку каждая сумма «включала излишне начисленные проценты». Определяя размер переплаченных процентов, подчеркнул высокий суд, райсуд руководствовался представленным ответчиком условным расчетом. Но в этом расчете «отсутствуют помесячные данные о размере излишне уплаченных истцом процентов за кредит, включающий 200 000 рублей». Местный суд не сделал такой расчет. Вывод Верховного суда — решение по этому спору Курганского областного суда «нельзя признать отвечающим требованиям статей 195,198, 329 Гражданского кодекса РФ». Спор будет пересмотрен.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета — Федеральный выпуск № 171(7929)

Читайте так же:  Получить кредит наличными на карту онлайн

Верховный суд не разрешил возвращать проценты при досрочном погашении кредита

Требовать перерасчета уже уплаченных процентов исходя из реального срока погашениязначит, менять первоначальные условия кредитования, решил Верховный суд.

К такому выводу коллегия ВС по гражданским делам пришла, рассматривая дело клиентки банка ВТБ 24, которая погасила ипотечный кредит в размере 1,4 млн руб. за 53 месяца вместо прописанных в договоре 302 месяцев. Заявительница требовала в суде возмещения излишне уплаченных процентов в сумме более 330 000 руб., компенсацию морального вреда 100 000 руб., а также проценты за пользование чужими денежными средствами в размере около 81 000 руб.

Суд первой инстанции требования удовлетворять отказался, отметив, что банк не взимал проценты за период, не связанный с фактическим пользованием кредитом, поэтому переплата процентов со стороны истца не происходила. Кроме того, суд указал, что банк учел все платежи по погашению кредита по мере их поступления и начислял проценты за период фактического пользования кредитом лишь на остаток основного долга, который уменьшался по мере зачета вносимых средств. Таким образом, уменьшалась и сумма, на которую происходило начисление процентов за пользование кредитом. Именно такую форму расчета размера ежемесячного платежа по кредиту и такой порядок исчисления процентов согласовали истец и ответчик в кредитном договоре (дело № 2-10735/2015).

Однако апелляция это решение отменила (дело № 33-1365/2016). Разбирательство дошло до ВС, который признал доводы банка обоснованными, сообщает «Коммерсант». Представители банка посчитали суммы процентов, доказав, что банк начисляет их только исходя из срока фактического пользования кредитом. ВС пришел к выводу, что, если бы заемщица изначально брала кредит по указанной ставке на тот срок, который она посчитала на кредитном калькуляторе, то и размер ежемесячного платежа у нее был бы значительно больше (дело № 89-КГ16-12).

Ранее ВС рассматривал похожее дело, по которому занял противоположную позицию: заемщица досрочно погасила кредит в Сбербанке и решила, что переплатила по нему проценты. Суд первой инстанции и апелляция в требованиях ей отказали, однако ВС решил, что суды пришли к неверным выводам (см. «Подлежат ли перерасчету проценты по досрочно погашенному кредиту: позиция ВС»).

Верховный суд проценты по кредиту

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2017 г. N 5-КГ17-79 Дело о признании обязательств по кредитному договору исполненными подлежит направлению на новое апелляционное рассмотрение, поскольку обязательства по уплате процентов за пользование денежными средствами входят в состав наследства, они продолжают начисляться и после открытия наследства, а проценты, являющиеся мерой ответственности за неисполнение денежного обязательства, не начисляются за время, необходимое для принятия наследства

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С., Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Мишинёва И.И., Мишинёвой А.В. к акционерному обществу «Банк Русский Стандарт» о признании обязательств по кредитному договору исполненными по кассационной жалобе акционерного общества «Банк Русский Стандарт» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителей АО «Банк Русский Стандарт» Ручкову Н.Ю., Парамзину Е.Ф., выступающих по доверенностям и поддержавших доводы кассационной жалобы, Мишинёву А.В., Мишинёва И.И., их представителя по доверенности Прокопович С.В., возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Мишинёв И.И., Мишинёва А.В. — сын и супруга умершего 19 января 2015 г. Мишинёва И.Н. — обратились в суд с иском к АО «Банк Русский Стандарт» о признании обязательств по кредитному договору исполненными, взыскании компенсации морального вреда в размере 50 000 руб. и расходов на оплату юридических услуг в размере 22 000 руб.

В обоснование требований указали, что 28 июля 2014 г. между Мишинёвым И.Н. и АО «Банк Русский Стандарт» заключён договор потребительского кредита на сумму 120 000 руб. После смерти отца Мишинёв И.И. направил ответчику письменное уведомление о смерти заёмщика, а также заявление о приостановлении начисления процентов и исполнения обязательств по договору потребительского кредита до вступления наследников в наследство.

Впоследствии Мишинёв И.И. оплатил основной долг в размере 96 500 руб., однако полагает незаконными действия банка по начислению процентов по договору потребительского кредита в размере 11 491 руб. 04 коп.

Решением Измайловского районного суда города Москвы от 4 февраля 2016 г. в удовлетворении исковых требований Мишинёву И.И., Мишинёвой А.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июля 2016 г. решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании договора потребительского кредита исполненным и взыскании расходов на представителя отменено, в отменённой части принято новое решение, которым признан исполненным договор потребительского кредита от 28 июля 2014 г., заключённый между Мишинёвым И.Н. и АО «Банк Русский Стандарт», с АО «Банк Русский Стандарт» в пользу Мишинёва И.И. взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере 22 000 руб.

В кассационной жалобе АО «Банк Русский Стандарт» содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июля 2016 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 10 мая 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, и возражения на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июля 2016 г.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 28 июля 2014 г. между Мишинёвым И.Н. и АО «Банк Русский Стандарт» заключён договор потребительского кредита на сумму 120 000 руб. с процентной ставкой 36% годовых.

Мишинёв И.Н. умер 19 января 2015 г.

30 апреля 2015 г. на счёт, открытый в соответствии с договором потребительского кредита, Мишинёвым И.И. внесено 96 500 руб. в счёт погашения основного долга.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что АО «Банк Русский Стандарт» был вправе осуществлять начисление процентов по кредиту до полного его погашения.

Отменяя решение суда первой инстанции и частично удовлетворяя исковые требования, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, сославшись на разъяснения, содержащиеся в пункте 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», указала, что начисление процентов по кредиту после смерти должника и до принятия наследниками наследства является незаконным, а поскольку основной долг по кредитному договору наследниками Мишинёва И.Н. погашен, то обязательства по договору являются исполненными.

Читайте так же:  Кредитно потребительский кооператив взять кредит

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального права.

Согласно статье 418 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

В силу положений статьи 1112 данного Кодекса в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Из приведённых правовых норм следует, что обязательства, возникшие из кредитного договора, смертью должника не прекращаются и входят в состав наследства.

Как разъяснено в пункте 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», поскольку смерть должника не влечёт прекращения обязательств по заключённому им договору, наследник, принявший наследство, становится должником и несёт обязанности по их исполнению со дня открытия наследства (например, в случае, если наследодателем был заключён кредитный договор, обязанности по возврату денежной суммы, полученной наследодателем, и уплате процентов на неё). Проценты, подлежащие уплате в соответствии со статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, взимаются за неисполнение денежного обязательства наследодателем по день открытия наследства, а после открытия наследства за неисполнение денежного обязательства наследником, по смыслу пункта 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, — по истечении времени, необходимого для принятия наследства (приобретения выморочного имущества). Размер задолженности, подлежащей взысканию с наследника, определяется на время вынесения решения суда.

Вместе с тем, установив факт злоупотребления правом, например, в случае намеренного без уважительных причин длительного непредъявления кредитором, осведомлённым о смерти наследодателя, требований об исполнении обязательств, вытекающих из заключённого им кредитного договора, к наследникам, которым не было известно о его заключении, суд согласно пункту 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации отказывает кредитору во взыскании указанных выше процентов за весь период со дня открытия наследства, поскольку наследники не должны отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны кредитора.

Согласно пункту 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 Кодекса, по своей правовой природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (статья 809 Гражданского кодекса Российской Федерации), кредитному договору (статья 819 Гражданского кодекса Российской Федерации) либо в качестве коммерческого кредита (статья 823 Гражданского кодекса Российской Федерации). Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов годовых суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу указанных разъяснений, обязательства по уплате процентов за пользование денежными средствами входят в состав наследства, данные проценты продолжают начисляться и после открытия наследства, а проценты, предусмотренные статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, являющиеся мерой ответственности за неисполнение денежного обязательства, не начисляются за время, необходимое для принятия наследства.

В нарушение приведённых норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции сделан прямо противоположный вывод о том, что наследником не подлежат уплате проценты за пользование кредитом.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права, повлёкшие вынесение незаконного судебного постановления, вследствие чего апелляционное определение судебной коллегии Московского городского суда от 6 июля 2016 г. подлежит отмене с направлением дела на рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Возражения на кассационную жалобу о неправильном начислении процентов и об ошибке в расчёте долга не могут служить основанием для оставления в силе незаконного постановления суда апелляционной инстанции и подлежат исследованию при новом апелляционном рассмотрении дела.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Асташов С.В.
Судьи Гетман Е.С.
Киселёв А.П.

Обзор документа

Относительно начисления процентов в случае смерти должника и наличии у него наследников СК по гражданским делам ВС РФ указала следующее.

Обязательства, возникшие из кредитного договора, смертью должника не прекращаются. Они входят в состав наследства.

При этом по смыслу ранее сформулированных разъяснений обязательства по уплате процентов за пользование кредитом входят в состав наследства.

Эти проценты продолжают начисляться и после открытия наследства (т. е. после смерти должника).

Проценты же за пользование чужими средствами являются мерой ответственности за неисполнение денежного обязательства.

Такие проценты не должны начисляться за время, необходимое для принятия наследства.

Верховный суд проценты по кредиту

Видео (кликните для воспроизведения).

Нужно ли платить проценты наследнику?

Верховный суд РФ в определении № 5-КГ17-79 сделал серьезное разъяснение: проценты за пользование суммой займа в отличии от процентов за просрочку исполнения денежного обязательства подлежат уплате наследниками заемщика с момента открытия наследства. Данное определение вошло в Обзор судебной практики Верховного суда РФ № 2 (2018), сообщает сайт ведомства.

Рассмотрение данного дело началось после иска в суд от сына и супруги умершего заемщика. Они посчитали, что банк неправомерно начислил им проценты за кредит умершего (он был погашен наследниками) после того, как они направила кредитору письменное уведомление о смерти заемщика, а также заявление о приостановлении начисления процентов и исполнения обязательств по договору потребительского кредита до вступления наследников в наследство.

Апелляция решила: проценты начислены незаконно

Суд первой инстанции в иске отказал. Апелляция посчитала, что начисление процентов по кредиту после смерти должника и до принятия наследниками наследства является незаконным, а поскольку основной долг по кредитному договору наследниками погашен, то обязательства по договору являются исполненными.

Кредитные обязательства со смертью должника не прекращаются

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации данное решение отманила, сославшись на то, что согласно ст. 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. В связи с этим, высшая судебная инстанция отметила, что обязательства, возникшие из кредитного договора, смертью должника не прекращаются и входят в состав наследства.

Верховный суд обратил внимание на то, что проценты, подлежащие уплате в соответствии со ст. 395 ГК РФ, взимаются за неисполнение денежного обязательства наследодателем по день открытия наследства, а после открытия наследства за неисполнение денежного обязательства наследником, по смыслу п. 1 ст. 401 ГК РФ, – по истечении времени, необходимого для принятия наследства (приобретения выморочного имущества). Размер задолженности, подлежащей взысканию с наследника, определяется на время вынесения решения суда.

Читайте так же:  Взять кредит по паспорту онлайн банки

Что требует истец?

Согласно п. 4 совместного постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 Кодекса, по своей правовой природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (ст. 809 ГК РФ), кредитному договору (ст. 819 ГК РФ).

Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов годовых суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

По смыслу указанных разъяснений обязательства по уплате процентов за пользование денежными средствами входят в состав наследства, данные проценты продолжают начисляться и после открытия наследства , а проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, являющиеся мерой ответственности за неисполнение денежного обязательства, не начисляются за время, необходимое для принятия наследства.

Верховный суд РФ, сделал вывод о том, что в нарушение приведенных норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции сделан прямо противоположный вывод о том, что наследником не подлежат уплате проценты за пользование кредитом.

Верховный суд объяснил, почему нельзя возвратить проценты при досрочной оплате кредита

Автор: Евгения Ефименко

Судебная практика поменялась в пользу банков. ВС объяснил, почему заемщик, погасивший кредит досрочно, не может рассчитывать на возврат «лишних» процентов. Свое решение кассация обосновала не только юридически, но и математически.

Если заемщица погасила кредит досрочно, она не может требовать возврата процентов за период, когда не пользовалась деньгами, решил Верховный суд. Такое решение было вынесено 14 февраля, а на днях был опубликован полный текст определения 89-КГ16-12, из которого ясны мотивы ВС.

В этом деле «ВТБ 24» оспаривал судебное решение в пользу своей клиентки, которая взяла кредит на жилье в размере 1,4 млн руб. под 12,5% годовых на 25 лет, но смогла рассчитаться за четыре с половиной года. Проценты за кредит составили 759 555 руб., из которых 330 352 руб. заемщица потребовала назад как неосновательное обогащение.

Верховный суд отклонил ее требования, а свое решение обосновал математически. Согласно договору, ежемесячный платеж составлял 15 264 руб. в месяц. Но если бы клиентка взяла эту же сумму на четыре с половиной года, она должна была бы выплачивать 34 508 руб. ежемесячно. А это противоречит соглашению сторон и фактически меняет условия кредитования, рассудила коллегия под председательством Вячеслава Горшкова. Она процитировала условия договора о том, что пересчет платежа разрешается лишь в случае частичной досрочной выплаты. Таким образом, «тройка» ВС не увидела на стороне банка неосновательного обогащения и отменила решение апелляции в пользу заемщицы.

Его Тюменский областной суд принял 14 марта 2016 года, решив, что у истицы есть безусловное право расторгнуть договор (дело № 33-1365/2016). К такому же выводу год назад пришел и сам Верховный суд в другом деле, когда разрешил заемщице пересчитать проценты по кредиту Сбербанка. Тогда ВС пояснял, что предоставление кредита – это финансовая услуга, и потребитель может отказаться от нее в любой момент (см. «Подлежат ли перерасчету проценты по досрочно погашенному кредиту: позиция ВС»). «В деле «ВТБ 24» суд просто не установил факта переплаты, а в прежнем деле Сбербанка указал, что пересчет возможен при установлении факта переплаты, — комментирует юрист «Линии права» Андрей Набережный. — Все сводится к извечному вопросу — есть ли переплата по аннуитетам».

Верховный суд разобрался в расчете процентов по ипотечному кредиту

  1. Главная
  2. О кредитах для людей
  3. Вопросы о кредитах
  4. Верховный суд разобрался в расчете процентов по ипотечному кредиту

Дело было в следующем (все дела в целом похожи друг на друга):

Клиентка одного уважаемого банка взяла кредит, схема погашения долга была аннуитетной, в конце концов через некоторое время заемщица погасила свой кредит досрочно. При этом клиентка решила, что она слишком много выплатила процентов за кредит, пока им пользовалась, и нужно все проценты пересчитать заново. Довод был в том, что если бы она взяла кредит на короткий срок, т.е. на тот, за который она фактически рассчиталась с долгом, то процентов бы она выплатила меньше.

Мы ранее в одной своей статье уже писали про то, каким образом происходит начисление процентов и в чем ошибка заемщиков, считающих, что они сразу оплачивают будущие проценты. Напомним, что проценты начисляются строго от остатка долга на конец каждого конкретного периода (месяца). Вот какой остаток получился, от такого и будут рассчитаны проценты. От факта, а не от мифического плана.

Если вернуться к нашей заемщице, то стоит разобраться, почему, по ее мнению, она выплатила бы меньше процентов при меньшем сроке. А это действительно так.

Все достаточно просто — при меньшем сроке кредита получается более высокая сумма платежа (аннуитет). Так, например, при сумме 1,4 млн рублей, сроке 302 месяца и ставке 12% годовых (например) размер платежа был бы 14,7 тыс рублей. А вот при всех тех же составляющих и сроке 53 месяца, за который заемщица фактически выплатила кредит, платеж составил бы 34,7 тыс рублей. Согласитесь, разница существенная.

Разбираемся дальше. Если платеж больше, а срок меньше, то быстрее погашается основной долг. От которого как раз и считаются проценты. Чем быстрее погашается основной долг, тем меньше начисляется процентов. Это простая математика.

И, если бы наша клиентка сразу взяла кредит с меньшим сроком, она действительно выплатила бы процентов меньше. Потому что ежемесячно она должна была бы платить почти в 2,5 раза больше, чем платила по факту. Но ей было комфортно более 4-х лет платить меньшую сумму платежа, а при появлении дополнительных денег погасить кредит досрочно. Кстати, никто ей не мешал гасить ежемесячно большую сумму, не 14 тысяч, а 34 тысячи.

Никаких штрафов за это банк брать не вправе. Платила бы она ежемесячно больше, процентов заплатила бы меньше. Но она так не хотела.

Есть еще один важный нюанс. Обычно банк дает кредит с расчетом, чтобы платеж по кредиту составлял не более 50% дохода заемщика (а то и меньше).

Допустим, у нашей заемщицы доход был 35 тысяч. Кредит на 25 лет с платежом в 17 тысяч рублей ей был вполне по силам. А вот кредит в нужной ей сумме на 5 лет ей бы тогда никто не дал, т.к. платеж равен доходу. А для банка это высокий риск.

Так вот, до недавнего времени суды становились на сторону заемщиков, особо не разбираясь в тонкостях расчета процентов, полагая, что заемщики действительно переплачивают по кредиту при досрочном погашении.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС освободил пользователей микрозаймов от сверхвысоких процентов

Верховный суд (ВС) РФ вынес сенсационное решение по вопросу о возврате микрозаймов: высшая инстанция посчитала, что гигантские проценты, которыми отличаются краткосрочные кредиты микрофинансовых организаций (МФО), должны начисляться не на весь период задолженности, а только на срок договора. Этот нюанс позволит заемщикам в десятки раз снизить сумму своих долгов.

Читайте так же:  Деньги и кредит учебник и практикум

ВС пояснил, что микрозайм как раз и отличается от обычного кредита тем, что его можно взять на короткий срок, но под большой процент. Однако действие этих же колоссальных ставок уже в длительном периоде искажает цели деятельности МФО, подчеркивают в высшей судебной инстанции.

Суд указал, что огромные проценты заемщики возвращать все же должны, но только за тот период, на который они берут в долг. Если деньги не удалось вовремя вернуть, то с даты завершения кредитного периода начинают действовать не невероятные ставки от МФО, а средневзвешенные, отмечает ВС.

Такая трактовка Верховного суда может освободить многих потребителей микрозаймов от сверхвысоких выплат. Так, например, в дошедшем до высшей инстанции деле заемщика из Иваново, суд снизил задолженность по процентам в 43 раза.

Суд рассматривал дело жителя Иваново, получившего у ООО «Доступно Деньги» 10 тысяч рублей под 730% годовых, которые он должен был вернуть через 15 дней, но не сделал этого. Спустя 1 год и 2,5 месяца кредитор подал к заемщику иск, и Фрунзенский суд Иваново удовлетворил его частично: он обязал вернуть основной долг, проценты за пользование займом – 15 тысяч рублей и штраф за просрочку – 700 рублей.

Компания, между тем, требовала взыскать 108 тысяч 540 рублей и 50 копеек. Поэтому «Доступно Деньги» обратились с апелляцией в Ивановский областной суд, который уже увеличил сумму обязательных к возврату процентов в шесть раз – до 93 тысяч 400 рублей.

Верховный суд РФ не поддержал позицию районного суда, но и с решением областного также не согласился. Высшая инстанция призвала суды проверять принципы разумности и справедливости условий каждого договора, по которым возникли судебные споры.

Гражданский кодекс действительно регламентирует, что заёмщик должен вернуть не только деньги, но и проценты в размере, установленном в договоре. Если же в документе не прописаны эти условия, то размер определяется существующей ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты суммы долга, признает ВС РФ.

Он также соглашается, что возможность начисления процентов по займу не может считаться нарушающей принцип свободы договора. При этом проценты, предусмотренные статьей 809 Гражданского кодекса (ГК) РФ, являются платой за использование денежных средств и не могут быть снижены судом, констатирует он.

Однако высшая инстанция отметила, что если человеку дают займ не с целью предпринимательской деятельности, то к кредиту уже применяется другая статья – 807 ГК РФ, часть 3 которой отсылает для разрешения споров к соответствующему законодательству. Значит судам необходимо ориентироваться на закон от 2 июля 2010 года № 151 «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», указывает судья.

Он призывает суды находить «золотую середину» в соблюдении интересов кредиторов и заёмщиков и определять справедливость и разумность условий договоров, ставших предметом разбирательств.

«Принцип свободы договора в сочетании с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, с учетом того, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора», – говорится в решении.

ВС отмечает, что это положение имеет особое значение, когда спор связан с деятельностью МФО, которые предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок, чем и обусловливается возможность выдавать кредит под колоссальные проценты.

«Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций», подчеркивает Верховный суд. Он отмечает, что законодательство как раз защищает потребителя от безграничной ставки по микрозаймам и бессрочного удержания заемщика в долговой «яме».

Арифметика от ВС

«Взыскивая с истца проценты за пользование микрозаймом в размере 730% за период, составляющий 467 дней, суд исходил из того, что эти проценты продолжают начисляться по истечении срока действия договора займа. Однако такой вывод противоречит существу законодательного регулирования договоров микрозайма, поскольку фактически свидетельствует о бессрочном характере обязательств заемщика, вытекающих из такого договора, а также об отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование микрозаймом», – указывается в решении.

ВС РФ считает, что согласно нормам закона о потребительском кредите и самому тексту договора, гигантские проценты начисляются на срок самого договора – 15 дней, но не после. Поскольку в самом договоре не было указано, что по завершении срока договора на сумму займа по-прежнему начисляются 730%, то взыскание такой ставки не может быть признано правомерным, указывает высшая инстанция.

Она отмечает, что согласно пункту 9 части 1 статьи 12 Закона «О микрофинансовой деятельности» организация не вправе начислять заемщику проценты, штрафы или иные платежи, если их сумма достигнет четырехкратного размера суммы займа. ВС также обращает внимание, что это условие должно быть указано на первой странице договора потребительского займа, срок возврата по которому не превышает 1 года.

Правда, именно эти положения не работали, когда житель Иванова брал в долг 10 тысяч рублей, однако это не значит, что потребитель должен попасть в кабалу.

В связи с этим суд пересчитал проценты по периоду задолженности после завершения договора уже исходя из средневзвешенный процентной ставки, рассчитанной на тот период Банком России – 17,53 процента годовых. Новый перерасчёт позволил в 43 раза снизить сумму задолженности с 93 тысяч 400 рублей до 2 тысяч 170 рублей.

Ресурс гражданского общества

Альтернативный источник информации о деятельности некоммерческих общественных организаций, партий, профессиональных и творческих союзов, бизнеса.

Верховный суд против банков. Заемщица смогла добиться возврата уплаченных по кредиту процентов

Верховный суд признал, что заемщик имеет право вернуть часть выплаченных процентов по кредиту при его досрочном погашении. Это следует из определения, которое суд вынес по иску жительницы Алтайского края к Сбербанку

Переплаченные проценты

Верховный суд рассматривал дело Ирины Шиченко из села Завьялово Алтайского края. В ноябре 2011 года она взяла кредит на 300 тыс. руб. в местном отделении Сбербанка. Заем, сказано в определении суда, был выдан на 5 лет под 18,2% годовых. Ежемесячно заемщица должна была платить 7650 руб, а всего женщине предстояло вернуть банку 458,9 тыс. руб., из которых 158,9 тыс. руб. — проценты.

Однако, как следует из документов, Шиченко удалось расплатиться досрочно — она погасила кредит за 3 года и 1 месяц. При этом она отдала банку 131,4 тыс. руб. в качестве процентов и посчитала, что заплатила больше, чем нужно. Логика ее была такова: если она пользовалась кредитом 37 месяцев, то исходя из этого срока и должна быть пересчитана переплата по кредиту, несмотря на то что она и так сэкономила 27,5 тыс. руб. за счет его досрочного погашения.

Чем меньше срок займа, тем меньше проценты. Поэтому при тех же условиях кредита и сроке 37 месяцев проценты составили бы 98 тыс. руб. Разницу — 33,4 тыс. руб. —​ Шиченко и потребовала со Сбербанка. В банке ей отказали, но заемщица не сдалась и через пару месяцев после погашения кредита — в марте 2015 года — обратилась в Завьяловский райсуд Алтайского края. Требования были те же — вернуть 33,4 тыс. руб.

Читайте так же:  Кредиты займы от частных лиц

Там заемщицу тоже ждал отказ: суд решил, что банк не обязан ничего пересчитывать. Требование пересчитать проценты исходя из нового срока — это, по сути, попытка изменить существенное условие договора, посчитал суд. По закону (п.4 ст.453 ГК РФ) это можно сделать, только если одна из сторон не исполнила своих обязательств — а это не так. Суд также апеллировал к тому, что в ежемесячные платежи не входили проценты за ненаступивший период — их рассчитывали исходя из остатка задолженности, периода пользования кредитом и размера ставки.

Тогда в дело включился муж Ирины и как ее представитель в июне 2015 подал апелляционную жалобу в Алтайский краевой суд. Но и там в пересчете процентов отказали — по той же причине. «Доводы истца и его представителя о том, что за период фактического пользования кредитом происходила переплата процентов со стороны заемщика, являются несостоятельными», — сказано в этом решении.

Барнаул — Москва

Супруги, которые с начала 2015 года подали еще три апелляции в Алтайский краевой суд по другим делам (в том числе о снижении ставки по кредиту в Россельхозбанке), на этом не успокоились. В октябре 2015 года они обратились с жалобой на это решение в Верховный суд, а тот истребовал дело из Барнаула.

Верховный суд рассмотрел дело по существу 1 марта и встал на сторону Шиченко. Судьи сочли, что женщина имеет полное право требовать перерасчета процентов и, если переплата будет установлена, возврата средств. Аргументация двух других судов, по мнению ВС, противоречит нормам права.

Кредит — это услуга, поэтому на нее распространяется закон о защите прав потребителей, объясняет свое решение Верховный суд. По нему гражданин может в любой момент отказаться от услуги, возместив исполнителю расходы, которые тот понес. Так что, по мнению судей, заемщик может требовать перерасчета процентов исходя из фактического времени использования кредита.

«В случае реализации права на досрочное исполнение кредитного договора заемщик вправе потребовать перерасчета… процентов, уплаченных за период, в течение которого пользование… средствами прекратилось», — говорится в определении суда по этому делу. Теперь Алтайскому краевому суду предстоит вновь пересмотреть его — уже с учетом определения Верховного суда.

История Шиченко — не первый случай, когда Верховный суд вынес подобное решение, замечает юрист «Финпотребсоюза» Алексей Драч. В 2014 году суд подтвердил право заемщика Александра Давыдкова требовать у екатеринбургского СКБ-банка переплаченные при досрочном погашении кредита проценты. В частности, суд счел незаконным взыскание процентов за период, когда заемщик не пользовался кредитом. «Проценты подлежат уплате только за период с даты выдачи кредита до даты его полного погашения. Взыскание процентов за период, в котором пользование суммой займа не осуществлялось, является незаконным», — сказано в том определении Верховного суда.

Похожую позицию пять лет назад отстаивал и Высший арбитражный суд — правда, речь шла о кредитах юрлиц. В октябре 2011 года его разъяснения по поводу возврата излишне уплаченных процентов были опубликованы в обзоре судебной практики. ВАС указывал, что по смыслу статьи 809 ГК РФ проценты — это плата за пользование суммой займа. Значит, платить их нужно только за период с момента выдачи кредита и до его полного возврата.

Спорная математика

Банкиры и финансовые аналитики считают, что Верховный суд не разобрался в вопросе, а юридическая логика в них противоречит финансовой. «Верховный суд, конечно, ошибся. Он продемонстрировал свою некомпетентность в экономических вопросах», — уверен замгедиректора «Интерфакс-ЦЭА» Алексей Буздалин.

Как следует из материалов дела Шиченко, она платила по кредиту аннуитетными, равными платежами. Эти платежи, объясняет Буздалин, состоят из двух частей. Первая — доля погашаемого кредита, вторая — проценты за пользование им. Поскольку изначально сумма долга велика, доля процентов в аннуитетном платеже выше, а ближе к концу срока кредита, с уменьшением долга, ситуация меняется на противоположную, объясняет Буздалин.

Главный нюанс, продолжает он, заключается в том, что независимо от структуры платежа проценты начисляются строго на ту задолженность, которая есть на конец определенного месяца. «Другими словами, даже если человек заранее погасил долг, все предыдущие периоды он платил проценты ровно за ту сумму, задолженность по которой у него была на момент каждого платежа. То есть нарушения закона здесь нет», — объясняет он.

То же по сути написано в решении предыдущих судов и о том же говорят банкиры. «Погасить кредит досрочно — это право каждого заемщика», — признает руководитель блока «Розничный бизнес» Альфа-банка Михаил Повалий. Однако требовать от банка изменения условий, которые изначально были согласованы с самим заемщиком, по его мнению, некорректно.

В Сбербанке оценки решению Верховного суда не дают. «Суд факт «переплаты» процентов не устанавливал», — заявила пресс-служба банка в ответ на запрос РБК. В определении ВС не говорится о нарушении прав Шиченко, сказано в комментарии банка. По мнению банка, основная идея определения Верховного суда в том, что суды должны проверять расчеты и устанавливать, была фактическая переплата процентов или нет.

Просто рекомендация

Хотя определение Верховного суда неоднозначно и только заставляет Алтайский краевой суд вновь рассмотреть дело, заемщики могут воспользоваться им, чтобы добиться пересчета процентов по кредиту, обнадеживает юрист Финпотребсоюза Алексей Драч.

При этом надо понимать, что определение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам, а не президиум ВС, и оно носит рекомендательный характер, замечает партнер московской коллегии адвокатов «Арбат» Игорь Зиневич.

«То есть де-юре его нельзя считать прецедентом. Однако де-факто такие определения успешно используются адвокатами», — считает Андрей Емелин, глава Национального совета финансового рынка, некоммерческого партнерства, занимающегося правовыми консультациями. Другими словами, говорит он, нельзя обязать суды и банки следовать определению Верховного суда, но заемщики могут апеллировать к нему в аналогичных ситуациях». Верховный суд зафиксировал очевидную юридическую конструкцию», — уверен он.

Если это действительно так, то на какой объем возмещения может рассчитывать заемщик? Чем выше ставка по кредиту и его сумма, тем больше объем возможных требований к банкам по возврату процентов. Например, если бы Шиченко взяла кредит по ставке 25%, то сумма возможного «банковского вычета», который можно было бы требовать по суду, составила около 52,5 тыс. руб.

А если бы речь шла не о потребительском, а об ипотечном кредите, то суммы были бы куда больше. Например, если досрочно через пять лет погасить 15-летний кредит на 5 млн руб. под 12% годовых, то по логике Верховного суда можно потребовать от банка 1,12 млн руб. из уже уплаченных к этому времени 2,8 млн руб. процентов. А если досрочное погашение придется на десятый год действия договора — то 1,3 млн руб. из 4,8 млн руб. выплаченных процентов.

Правда, заемщик екатеринбурского СКБ-банка Давыдков, несмотря на такое же определение Верховного суда, дело в итоге проиграл.

Видео (кликните для воспроизведения).

Анастасия Стогней,
Екатерина Аликина,
Данил Седлов,
Сергей Кашин

Источники

Верховный суд проценты по кредиту
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here